26 декабря 2013, 16:16

ПОТЕНЦИАЛ СПАСЕНИЯ… Интервью с начальником Главного управления МЧС России по Кемеровской области полковником вн.службы Мамонтовым А.С.

ПОТЕНЦИАЛ СПАСЕНИЯ…
Список типичных для Кемеровской области рисков, таких как, аварии на шахтах, весенний паводок и лесные пожары в 2013 году дополнился еще одной ЧС – это землетрясение, которое произошло ранним утром 19 июня.
Как считает начальник ГУ МЧС России по Кемеровской области Александр Мамонтов, в этой чрезвычайной и по географическим масштабам, и по размерам ущерба ситуации работа сотрудников оказалось в особой степени востребованной. Именно поэтому на ликвидации последствий землетрясения и в оценке ущерба от него были задействованы наряду с кузбасскими спасателями их коллеги из других регионов России.
- Александр Сергеевич, для Кузбасса такое событие как землетрясение не является типичным. В этой связи возникает вопрос: а оказались ли ваши подчиненные способными адекватно реагировать в этой ситуации?
- Для Кузбасса серьезное сейсмособытие с эпицентром на территории региона действительно нетипично. Но для нас, спасателей, ничего принципиально нового в этой связи не было. По сути, это привычные аварийно-спасательные мероприятия. Просто их объем был очень большим.
Если у кого-то в первые минуты могла возникнуть какая-то растерянность, то только оттого, что было непонятно, что же будет дальше. Повторятся ли подземные толчки? Какой силы они будут? Устоят ли жилые и промышленные здания? Это, само собой, внесло определенную нервозность. В первую очередь, среди простых людей.
В этой связи стоит отметить, что нам удалось в тесном взаимодействии с местными СМИ успокоить людей и объяснить главное: первый толчок самый сильный. Затем возможны еще толчки, но это афтершоки, которые будут постепенно терять свою силу.
Сценарий действий в те дни был примерно следующим. Во-первых, мы убедились, что никто из людей не пострадал. Во-вторых, нам предстояло убедиться в том, все ли здания устояли и существует ли какая-либо угроза людям в дальнейшем. В-третьих, необходимо было оперативно оценить ущерб, нанесенный зданиям и сооружениям.
Однако самое главное, это наши земляки. Это понимали все, кто занимался ликвидацией последствий землетрясения. Наиболее сильные толчки и, как следствие, максимальные разрушения наблюдались в Беловском и Гурьевском районах Кемеровской области. Эпицентр сейсмособытия находился в районе угольного разреза Бачатский. Как стало впоследствии известно, на глубине 5 километров.
Первое, что мы увидели – это упавшие с крыш печные трубы. Потом трещины в стенах домов, сыпавшуюся штукатурку.
Людей, чьи дома пострадали наиболее сильно, временно поселили в палаточный лагерь. И вот здесь, на базе лагеря начался еще один очень важный этап нашей работы – с жителями стали работать психологи. Люди просто приходили и говорили, что им страшно, что они бояться новых толчков, разрушений. И наши психологи в этой ситуации смогли реально помочь. И эта помощь, казалось бы, совершенно не материальная, оказалась в тот момент куда более существенна, чем любые деньги.
Отдельно хотел бы отметить то, что наши колеи в других регионах и министерство в целом не остались безучастны к беде кузбассовцев. Например, с Алтая к нам пришла тяжелая техника, необходимая для работы в условиях разбора завалов и сноса поврежденных зданий. Это помог 653-й спасательный центр Сибирского регионального центра МЧС России. В общей сложности, вместе с нашими ресурсами, набралось более 20 единиц тяжелой специализированной техники, которая позволяла решать оперативные задачи.
Еще один показательный пример. Из филиала ВНИИ ГОЧС (г.Екатеринбург) приехала группа ученых, в которую входил еще один специалист из Москвы. Они привезли с собой прибор "Струна", с помощью которого начали обследовать здания на предмет их повреждения. Использование прибора позволило значительно сократить сроки этого обследования.
Все это делалось, разумеется, при тесном взаимодействии с местными и региональной властями, которые по мере сил решали возникшие проблемы. Благодаря объединению усилий, я считаю, удалось сделать так, что люди в пострадавших районах, смогли максимально быстро вернуться к нормальной жизни.
- Если землетрясение, к счастью, нетипично для Кузбасса, то паводок – это проблема ежегодная. В регионе хватает рек, которые подтапливают населенные пункты области. У вас накоплен большой опыт в борьбе с паводком. А как было в этом году?
- Для кого-то весна – это радость, для спасателей – время повышенной готовности. Главное в борьбе с паводком – это не дать ему произойти. В лучшем случае, конечно. А чтобы добиться этого, необходимо постоянно проводить превентивные мероприятия. Среди них чернение льда на реках – для ускорения его таяния, - а также взрывы льда.
Все это делается, по большому счету, с одной целью – чтобы избежать ледовых заторов. К счастью, в этот раз серьезных заторов, как и значительного паводка удалось избежать. Отчасти, повезло с погодой – весна была затяжная и прохладная. Но в значительной степени, я считаю, помог фактор профессионализма наших специалистов. Все необходимые работы проводились в срок, постоянно отслеживалась ситуация на всех потенциально опасных реках.
Кстати, в минувшую весну впервые в Кузбассе заработал областной противопаводковый штаб в режиме видеоконференции, которой были объединены все территории Кемеровской области. Это дало очень важное преимущество по сравнению с прошлыми года – информация поступала не просто в полном объеме, но и в так называемом режиме реального времени. То есть мы оперативно узнавали о том, что и где происходит и насколько необходимо вмешательство специалистов.
Возвращаясь к проведению взрывных работ для предотвращение ледовых заторов. Минувшей весной мы использовали около 10 тонн взрывчатки на эти цели. Примерно столько же в прошлом году. Однако нам удалось добиться проведения более эффективных взрывов, когда объем взорванной ледовой массы был выше, чем раньше.
По итогам паводка скажу следующее: были населенные пункты, которые подтапливались, но это происходило в единичных случаях и без серьезных последствий.
- Не так давно в структуру ведомства вошли военизированные горноспасательные отряды. Для угольного Кузбасса это выглядит вполне логично. Спасатели решают чрезвычайные ситуации на поверхности земли, горноспасатели – под землей.
- Причем, кузбасские горноспасатели одни из лучших в России. Наверное, в регионе, где столько шахт, иначе и быть не должно. И свой профессиональный уровень горноспасатели минувшим летом подтвердили на всероссийских соревнованиях, которые, кстати, прошли на базе Прокопьевского ВГСО. Собственно говоря, именно прокопчанам и досталось "золото" в командном зачете. И лучшим горноспасателем по итогам всероссийского фестиваля "Созвездии мужества" стал тоже прокопчанин Владимир Цвяхов. И в том же "Созвездии…" Новокузнецкий ВГСО тоже оказался "золотым".
Так что нам есть чем гордиться, и я уверен, что вхождение системы ВГСО в министерство пошло только на пользу общему делу.
- Подводя итоги года, принято спрашивать о планах на год следующий. Александр Сергеевич, чего вы ждете от 2014 года, какие планы с ним связываете?
- Начну с того, что в будущем году будет отмечаться знаковая дата – 365 лет пожарной охраны России. Разумеется, мы не можем обойти такую дату вниманием.
Например, в 2014 году должна быть построена в Новокузнецком районе и сдана к 30 апрелю – Дню пожарной охраны – новая пожарная часть.
Затем, мы продолжим развивать наш музей пожарной техники, расположенный в городе Ленинск-Кузнецкий. Предполагаем добавить к нашей коллекции еще несколько машин, которые когда-то использовались в работе пожарных.
Если же говорить об организации службы, то сейчас решается вопрос и, надеюсь, все получится. Мы планируем территориально объединить наше Главное управление и центр мониторинга, для этого мы планируем расширить здание главного управления. Эти строительные работы планируется завершить в следующем году.
Это позволит решить многие вопросы взаимодействия, например, с дежурной частью, которые в свою очередь отразятся положительно на оперативности и правильности принятия текущих.
В целом, главная задача ведомства – это готовность действовать в любых даже самых сложных чрезвычайных ситуациях. Это требует объединения сил огромного количества людей, серьезной материальной базы и, порой, неординарных решений, позволяющих использовать весь потенциал, которым обладает МЧС.
Эта статья полезна?